Вторник, 21 Август 2018 19:43

Зачем Лукашенко «перетряхивает» правительство

Весть о том, что в Белоруссии заменено руководство правительства, обошла все новостные каналы. Событие и впрямь неординарное. Президент республики Александр Лукашенко сменил не только премьер-министра — им назначен Сергей Румас, возглавлявший до этого Банк развития, но и четырёх вице-премьеров, а также министров экономики, промышленности, связи и информатизации и архитектуры и строительства.

Причины столь радикального обновления правительственных верхов частично прояснились в Орше, на выездном совещании, в котором приняли участие руководители республики. Александр Лукашенко напомнил, что почти полтора года назад он поручил правительству обеспечить комплексное развитие региона.

— Это вопрос не только Орши. Это вопрос равномерного распределения производительных сил по всей стране. Мы не можем допустить, — предупредил президент, — чтобы десятимиллионная страна наполовину разместилась в Минске и его окрестностях. Наверное, все вы бывали в Москве, проезжали через Московскую область и видели последствия подобного размещения населения и производительных сил.

В республике решили, ограничивая застройку Минска и областных центров, ускоренно развивать райцентры, городские посёлки и средние города. На примере Орши правительство должно было показать системную работу с такими, средними, городами и в дальнейшем распространить накопленный опыт на всю страну. Поскольку социальную сферу в Орше, как справедливо заметил Александр Лукашенко, уже довели до ума, город благоустроили, упор был сделан на развитие промышленной базы. Здесь работает ряд машиностроительных предприятий, созданных ещё в советское время, но после развала Союза заметно уменьшивших производство и поэтому обеспечивающих нормальную занятость только части населения.

Поручения, которые дал президент правительству, были основаны на глубокой проработке направлений и мер, необходимых для развития промышленной базы. Минуло почти полтора года. И что же? На Оршанском инструментальном заводе даже не починили кровлю, уложили асфальт прямо на траву, не удосужились убрать территорию. Но главное — допустили принципиальные просчёты в обновлении производства: на предприятии, которому нужны станки, увлеклись обсуждениями и конкурсами. В то время как рядом, через забор, работает станкостроительный завод «Красный борец», способный обеспечить инструментальщиков оборудованием. В итоге запустили не новый цех, как требовалось, а всего четыре станка. Вместо укрепления производства, создания новых рабочих мест пошли по самому лёгкому, но порочному пути: стали продавать заводские площади частникам.

Обнаружилась полная несостоятельность правительства, занявшего в порученном для него проекте роль наблюдателя. Ущерб от этого был тройной: во-первых, не создали новые рабочие места, во-вторых, предприятия машиностроения, в том числе такие крупные, как МТЗ, МАЗ, Гомсельмаш, не получили из Орши инструменты, необходимые им как воздух. И, что особенно важно, не удалось на практике реализовать вариант, который позволяет спасти республику от уродливого стихийно-рыночного расселения.

— Дело не только в Орше, — объяснил при назначении новых руководителей правительства Александр Лукашенко. — Это последняя капля, которая переполнила чашу терпения.

В Белоруссии, напомнил он, взят определённый курс, за который проголосовали люди, и никому не позволено его менять. «А у нас в правительстве было так: давайте мы этот курс заявим, а потом будем проводить иной курс (в других же странах так делается)». И некоторые из членов правительства были больше всего озабочены тем, чтобы быстрее приватизировать государственную собственность, быстрее всё распродать. Не задумываясь, на каких условиях придут инвесторы, что будет с предприятием и его работниками. Выкинут ли они половину людей на улицу, как предлагали некоторые из приходящих к президенту охотников до государственного добра. «Говорят, что такая численность им не нужна: «Мы этих увольняем, оставляем от крупной компании кукиш, как в народе говорят. Такая приватизация нам не нужна. Мы что, — резонно спросил президент Белоруссии, — хотим пойти по пути наших соседей?»

В республике был определён курс на постепенную модернизацию и совершенствование предприятий, созданных в советское время и производящих то, что востребовано на рынке. Зачем же государству от них отказываться? Лукашенко привёл в пример сельское хозяйство — раньше говорили, что в него зря вкладываются большие средства. Сегодня все согласны: сельское хозяйство спасло страну. И говорят: «молочка» — это золото. Нечто подобное — и в случае модернизации предприятий деревообрабатывающей отрасли. «Сегодня они, — отметил Лукашенко, — основной драйвер развития нашей экономики: 124—125 процентов роста к уровню прошлого года показывают».

И самое главное — никакой шоковой терапии. И хотя Лукашенко никогда не соглашался «резать людей по живому» и никогда, согласно своим убеждениям, на это не пойдёт, в правительстве пытались «огулом протолкнуть этот шок». И ему, президенту, приходилось постоянно одёргивать правительство.

В то же время поручение довести уровень средней зарплаты хотя бы до одной тысячи белорусских рублей (500 долларов) вызывало у правительственных верхов панику: это недопустимо. «Оказывается, допустимо. Даже при том курсе, который они пытались втюхать нам в Беларуси», — констатировал Лукашенко. Но сколько крови пришлось попортить даже ему, убеждая в этом правительство. Как и в том, что надо подтянуть самые низкооплачиваемые слои (нянечки в детских садах, медсёстры и санитарки в больницах, работники культуры, социального обслуживания). Одни формулировки чего стоят: «мы не можем», «мы не должны», «рухнет курс», «рухнет страна», «рухнет всё».

— Хорошо, я предложил альтернативу: «Давайте тогда вместе с вами будем иметь ту зарплату, которую имеют эти несчастные нянечки». «Нет, это невозможно, надо менеджерам в правительстве поднимать заработную плату, и чем выше, тем лучше они будут работать. Так что же это, — с возмущением заметил Лукашенко, — за справедливость?»

Дальше — больше. Идут переговоры с международными организациями, в частности с МВФ. Их требования понятны. Но даже не с подачи МВФ, а «с подачи деятелей в правительстве» начали звучать предложения о том, чтобы мгновенно поднять до 100 процентов оплату населением услуг ЖКХ, приватизировать всю госсобственность. Люди не смогли бы оплатить коммунальные услуги. Ещё в ходе предвыборной кампании Лукашенко заявил: никакой тотальной приватизации, а плата за коммунальные услуги со стороны населения будет увеличиваться по мере роста доходов и не более чем на пять долларов ежегодно. «Так велись переговоры с МВФ. Президент ставит одну задачу, а в правительстве, да и в Национальном банке, опять пытаются не мытьём, так катаньем протащить так называемую либеральную позицию, безмозглую позицию».

И опять Лукашенко приходилось вмешиваться, приглашать представителей МВФ, заявлять от имени Белоруссии, каким путём страна будет двигаться дальше. Краеугольным камнем работы правительства стали волокита и безответственность.

Многие предложения, которые касались жизни общества, тонули в кабинетах. Когда же в правительстве перестали исполнять поручения, которые даны главой государства публично, это переполнило чашу терпения.

Приходится только удивляться комментариям некоторых российских СМИ. Особенно попыткам доказать, что обновление правительства Белоруссии вызвано чуть ли не кризисом её экономики. За первое полугодие рост валового внутреннего продукта в России составил 1,6 процента, а производства промышленной продукции — 3 процента. В Белоруссии же соответственно 4,5 и 7,5 процента. Почти в 3 и 2,5 раза больше.

Многие помнят нашумевшие в конце июля сообщения в интернете об исследованиях, проведённых Институтом социальной экономики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (ВШЭ). Заподозрить эту либеральную организацию в симпатиях к тому курсу, который проводит Лукашенко, невозможно. Так вот, на основе объективных данных институт признал, что уровень жизни в якобы бедной Белоруссии выше, чем в богатой России.

В своих расчётах авторы исследования опирались на данные национальных статистических служб, статистических баз Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), Статкомитета СНГ, Всемирного банка и Международного валютного фонда (МВФ). Оказалось, что в 2017 году среднемесячная зарплата в России по паритету покупательной способности (ППС) составила 1640, а в Белоруссии — 1648 долларов.

ППС отражает реальную цену валюты. «Именно паритеты покупательной способности, а не обменные курсы (то есть официально действующие) должны использоваться для международных сопоставлений», — говорится в пояснениях Европейской экономической комиссии ООН (ЕЭК ООН).

Комментируя исследование Института национальной экономики, доктор экономических наук Михаил Делягин справедливо отметил: «Существенно то, что Белоруссия находится в значительно худших социально-экономических условиях, чем Россия. У неё просто на порядок меньше денег на душу населения… Поэтому, если у них ресурсов меньше, а реальные заработные платы примерно те же, то это свидетельствует о том, что они значительно эффективнее свои достаточно скудные ресурсы используют. И, наконец, самое главное и для нас неприятное. Дело в том, что уровень социальной дифференциации у нас значительно больше, чем в Белоруссии. Поэтому при близости средних зарплат по покупательной способности мы должны понимать, что большинство белорусов живут лучше, чем большинство россиян».

Уровень эффективности белорусов, подчеркнул Делягин, выше потому, что они сохранили государство, которое пытается служить интересам общества. А наше (российское. — О.С.) государство этого делать даже не пытается. Это очень наглядно видно не только на пенсионной «реформе», не только на людоедской монетизации льгот 2005 года, но и на всём.

Не только в курсе — огромная разница и в стиле работы. Невозможно представить, что российское руководство начнёт решать проблему, которую в Белоруссии намечено решить на примере Орши. Нет, оно оберегает и совершенствует условия для уродующего страну стихийно-рыночного расселения. Да и остальные проблемы, как показала жизнь, комплексно не способно решить. И действует по методу царского правительства, о котором Лев Толстой сказал: «Хвост вытянет, нос увяз, нос вытянет, хвост увяз». Медведевское правительство не выполняет поручений и требований президента, содержащихся в важнейших государственных документах, это уже стало нормой и «верховным» не пресекается. Наоборот, он припаял Дмитрия Анатольевича к премьерскому креслу и в поддержку ему направляет тех, кто уже успел отличиться на разлагающем Россию рыночном поприще. Не то что в Белоруссии, где президент обновляет правительство для того, чтобы укрепить курс, выбранный народом.

ФСБ-СБУ

Обвиняемые в пытках и убийстве силовики из ингушского центра «Э» получили сроки от 3 до 10 лет

Обвиняемые в пытках и убийстве силовики из ингушского центра «Э» получили сроки от 3 до 10 лет

Будущий спецсубъект Дрыманов "ходит лошадью" против ФСБ

Будущий спецсубъект Дрыманов "ходит лошадью" против ФСБ

Вопрос министру Колокольцеву. Кем был и остался полковник Руслан Кондрашов (Нурлан Кабдрашов) в ямальском главке МВД?

Вопрос министру Колокольцеву. Кем был и остался полковник Руслан Кондрашов (Нурлан Кабдрашов) в ямальском главке МВД?

Обманутый бизнесмен Григорьев отвечает за аферы Парамонова

Обманутый бизнесмен Григорьев отвечает за аферы Парамонова

Саратовского бизнесмена арестовали за миллионную взятку сотруднику ФСБ

Саратовского бизнесмена арестовали за миллионную взятку сотруднику ФСБ

CURRENT EVENTS

Судья Хозсуда города Киева Екатерина Головина: «донецкий паровозик» и нечестные доходы

  • 16.08.2018 09:43

В Краснодаре суд лишил лицензии издание, где критиковали его судей

  • 30.07.2018 07:27

Лишенные полномочий судьи старого Верховного суда продолжают получать зарплату

  • 30.07.2018 07:24