Среда, 12 Июль 2017 09:44

Люди Каспарова и Касьянова в бизнесе ФСО-ФСБ

Спецслужбы обзавелись сопутствующим металлургическим производством

На прошлой неделе Мосгорсуд подтвердил решение Басманного суда столицы оставить под стражей строительных подрядчиков Федеральной службы охраны. Те умудрились нагреть руки на реконструкции президентской резиденции Ново-Огарево, и в ходе следствия всплыла дополнительная информация о строительной мафии, тесно связанной с ФСО. Впрочем, как выяснил «Собеседник», строительным рынком бизнес-интересы охраны Путина не ограничиваются.

Аппетит во время еды


Есть, например, такой фонд «Антитеррор». Полное название – одноименный Фонд поддержки антитеррористических подразделений органов обеспечения безопасности. 15 лет назад его учредили ФСО и ФСБ – не просто конкретные ветераны или действующие сотрудники, а легальные государственные структуры. И занялся этот некоммерческий фонд вполне коммерческими делами.

Взять, например, правовой центр фонда. На его сайте – перечень платных услуг: защита при проверках правоохранительных органов (ФАС, МВД, ФНС, ФМС), выбивание долгов, ликвидация предприятий… На страничке «Защита при проверках МВД» так прямо и сказано: «Только своевременное вмешательство наших специалистов способствует предотвращению возбуждения уголовного дела в отношении руководителя организации и главного бухгалтера». И что особенно приятно, эта услуга «предоставляется круглосуточно». А вот на помощь жертвам терактов в прайсе «Антитеррора» места уже не нашлось.

Пострадавшими от терроризма я занимаюсь с 96-го года и не встречал еще ни одного случая, чтобы спецслужбы им помогали, – пояснил адвокат Игорь Трунов. – Так что данная история, особенно закрытие уголовных дел, наводит меня на мысли о крышевании. На мой взгляд, по этому поводу надо заявление в прокуратуру писать.

Впрочем, сейчас этот правовой центр фонда уже не работает: «Антитеррор» переключился на металлургический рынок.



Контрольная закупка ФСБ

 

Сначала – промышленная компания «Втормет» по обработке отходов и лома черных металлов, потом – Центр развития металлоторговли, затем – ООО «Металлсервис-групп». Доли в уставном капитале небольшие – до 20%, но, учитывая, что за учредителем стоят такие структуры, как ФСО и ФСБ, это тот случай, когда участие уже означает победу. С таким силовым прикрытием за металлургический бизнес можно не опасаться.


«Металлсервис», например, позиционирует себя как «крупнейший металлмаркет страны», «крупнейший торгово-складской комплекс России по хранению и переработке металлопродукции», «круглосуточный гипермаркет металла»… Полсотни производителей, 50 тысяч клиентов, 24 тысячи наименований продукции и 2,5 млн тонн изделий, проданных в прошлом году. Кроме Москвы – филиалы в Питере, Новосибирске, Краснодаре, Пензе и т.д. Понятное дело: в сотрудничестве таким бизнесменам сложно отказать, если на бизнесменах – погоны. Среди постоянных поставщиков металлмаркета – заводы Романа Абрамовича, Владимира Лисина, Алексея Мордашова и прочих влиятельных миллиардеров.

- ФСО и ФСБ навязали вам себя в качестве партнеров или их участие, наоборот, помогает в бизнесе? интересуемся у гендиректора «Металлсервиса» Олега Тюрпенко.

Да какие там ФСО-ФСБ! Там же ветераны работают, в этом фонде.


Ну, во-первых, учредили фонд не ветераны, а вовторых, как они все же влияют на вашу работу?

С отрицательной стороны никак не влияют.

– А с положительной?


Иногда бывает, но ровно на тот процент, на который они участвуют в уставном капитале... Связи все-таки помогают.

По данным прошлого года, фирма с такими связями заняла 108-е место в рейтинге крупнейших частных компаний страны. 125 млрд рублей мог составить в прошлом году оборот металлургического рынка «Металлсервиса» (из расчета в среднем по 50 тысяч рублей за тонну продукции).


Оппозиция за ФСО ответит


При этом металлургический бизнес спецслужб связан не только с законопослушными олигархами, но и с менее послушной внесистемной оппозицией. Центр развития металлоторговли, например, возглавляет Олег Ерин. Он же – директор Шахматной академии Каспарова, который, как известно, покинул Россию из политических соображений.

- Так ведь формально академия не действует где-то с 2005 года, – пояснил менеджер. – Гарри Кимович,
конечно, был в курсе, что я ухожу в сферу металлоторговли, но деталями не интересовался – он человек деликатный. Я с ним с 94-го года знаком и, поверьте, сам искренне сожалею, что такие люди вынуждены уезжать из страны. Я вообще ценю людей не по политическим взглядам.


-
И через вас Каспаров ссиловиками не связан? Выже возглавляете обе организации. Он в оппозиции, а тут – спецслужбы.

Я же говорю, академия не работает.

По документам она числится как действующая.

Это учредитель должен решать вопрос о ее ликвидации. Почему он этого не делает – не знаю. Но лично меня
не напрягает пустые балансы подписывать... А с той организацией, о которой вы говорите, я вообще никогда не контактировал. И с ее представителями тоже. Центр развития металлоторговли вообще задумывался как некий пул трейдеров, чтобы выбивать у заводов более выгодные условия поставки, а сейчас мы сами поставками занимаемся.


Вы же некоммерческая организация.


Всё по закону. Устав разрешает нам заниматься предпринимательской деятельностью. А есть ли помощь от того, что в числе учредителей – фонд «Антитеррор», я не знаю. Может, и есть. На мое отношение к Гарри Кимовичу это никак не влияет.


При этом президент фонда «Антитеррор» Владимир Зайцев значится учредителем еще целого ряда компаний, две из которых он создал на пару с Юрием Еремеевым. Одну из этих фирм (ООО «Капитал-Бюро») изначально возглавляла Татьяна Разбаш. Так зовут бывшего пресс-секретаря бывшего премьера Михаила Касьянова, который тоже сейчас в оппозиции. А сам Еремеев значится гендиректором фирмы «АртГруп», принадлежащей сегодня тому же Касьянову с супругой.

 

[Владимир Зайцев, - бывший заместитель командира группы «А» КГБ СССР, боевой офицер, ветеран войны в Афганистане, а после отставки — зампредседателя Уникомбанка по безопасности (этот уполномоченный банк Московской области не пережил кризиса 1998 года, к его санации подключился Гута-банк, к 1999-му сумма долга Уникомбанка превысила 1,2 млрд рублей, у него отозвали лицензию и вскоре признали банкротом). В 1999 году в соучредители фонда "Антитеррор" попросилось Главное управление специальных программ администрации президента РФ. - врез "Руспрес"]



«Арт-Груп», кто не помнит, в начале 2000-х засветилась в скандальной приватизации госдачи «Сосновка-1». В ходе следствия тогда появилась информация, что переход резиденции в частную собственность продавливало руководство именно Федеральной службы охраны. В результате дача перешла сначала к Касьянову, а затем, после вмешательства Генпрокуратуры, – к той самой ФСО. Хотя такая уж ли это в данном случае большая разница? Несмотря на связь Еремеева со спецслужбами, менять гендиректора своей фирмы оппозиционер не намерен.

ФСБ-СБУ

Михаил Максименко отказался давать показания следствию ФСБ

Михаил Максименко отказался давать показания следствию ФСБ

Усман Хакназаров: Кто лидер по вывозу капитала из Узбекистана?

Усман Хакназаров: Кто лидер по вывозу капитала из Узбекистана?

ФСБ наносит удар по теневой империи хозяев МЧС

ФСБ наносит удар по теневой империи хозяев МЧС

ФСБшник оценил президентские шансы Кадырова

ФСБшник оценил президентские шансы Кадырова

Вертухаи всей страны - делу Реймера верны

Вертухаи всей страны - делу Реймера верны

CURRENT EVENTS

Самые богатые судьи мира - украинские судьи: поименный список

  • 03.08.2017 19:13

Реванш в судейской системе или «незаменимый» Пасенюк

  • 13.07.2017 08:35

Одиозный украинский судья-беглец напомнил о себе

  • 11.07.2017 07:05