Суббота, 19 Август 2017 08:07

Расстреляный в декабре 1998 года михаил токарь был едва ли не единственным «авторитетом» в украине, вызывавшим у правоохранителей скрытое уважение

Недавно суд приговорил убийцу самого авторитетного «авторитета» в Закарпатье Михаила Токаря к 15 годам лишения свободы. Но до сих пор нет ясности, кто же был заказчиком этого резонансного преступления. По одной из версий, им мог быть задержанный в Праге Евгений Игнаткин, имеющий репутацию киллера N 1 (об этом «ФАКТЫ» подробно писали в январе нынешнего года).

Морозным вечером 25 декабря 1998 года, на католическое Рождество, к небольшому особняку на окраине Мукачева подъехал 500-й «Мерседес». Прозвучал сигнал, массивные ворота начали раздвигаться, как вдруг к автомобилю подбежали двое мужчин в коротких куртках, вязанных шапочках и с оружием в руках. Тишину разрезали автоматные очереди. Так был убит 36-летний депутат Закарпатского областного совета Михаил Токарь, известный также как крупнейший закарпатский «авторитет» Геша.

Похорон, подобных состоявшимся через несколько дней, Закарпатье еще не видело. К кладбищу тянулась нескончаемая вереница самых престижных иномарок с украинскими, словацкими, чешскими, венгерскими, российскими номерами. Улицы и площади Мукачева заполнили тысячи людей -- весь город прощался с Токарем, который считался здесь самым большим благотворителем. Убийство Геши вызвало на Закарпатье шок, а в его ближайшем окружении -- растерянность и страх. Трудно было осознать, что кто-то осмелился поднять руку на Гешу. Ведь он считался недосягаемым.

На глазах сельских парней большие деньги делалисть практически из воздуха

Михаил Токарь родился в селе, о котором некоторые закарпатские правоохранители шутят, что его следует окружить тройным рядом колючей проволоки. Небольшой приселок Мукачева Куштановица с населением меньше тысячи человек стал центром, «подарившим» Закарпатью крупнейших в регионе гангстеров, распространивших свое влияние на тысячи километров во все стороны света. Доходило до анекдотических случаев -- оперативники из московского Управления по борьбе с оргпреступностью звонили в Ужгород и спрашивали закарпатских коллег: «Что это у вас за город такой -- Куштановица? Там что -- одни бандиты живут?»

Впрочем, «гангстерский» рост Куштановицы начался лишь с развалом Союза, раньше она мало чем отличалась от других сел района, и Михаил Токарь был обычным сельским парнем. 8-летняя школа, ПТУ, служба в армии, работа водителем в родном колхозе, а затем -- инструктором по вождению в одном из мукачевских ПТУ -- казалось, в дальнейшей биографии Геши (эту кличку ему присвоили одноклассники в детстве) не предполагалось что-то необычное. Однако в конце 80-х в стране начались глобальные изменения, открылись западные границы, и в Украину хлынули сотни чехословацких и польских фарцовщиков, которых в приграничном Закарпатье уже ожидали «кидалы» со всех уголков Союза. На глазах сельских парней, один за другим теряющих работу в разваливающемся сельском хозяйстве, большие деньги делались практически из воздуха. Тогда-то обладающий лидерскими способностями Геша и создал из своих сверстников и младших односельчан команду, взявшую стихийный бизнес под контроль.

Правила торговли на трассах и базарчиках вокруг Мукачева были строго регламентированы, а заезжие гастролеры за разрешение работать на чужой территории платили местным хозяевам долю. Так был накоплен первоначальный капитал, после чего перед Гешей предстал выбор -- заняться откровенным криминалом или податься в бизнес. Он избрал второе и, используя прорехи в таможенных правилах, занялся экспортом спиртных напитков из Венгрии и Чехии в Украину. За короткое время Геша сумел установить обширные связи с российскими компаньонами и стал доставлять им с Запада в огромных количествах спиртное и продукты, а обратно -- промышленное сырье и древесину. В то время вложенные с умом средства очень быстро возвращались сторицей, и Геша с головой ушел в теневой бизнес. А его бывшие компаньоны занялись более приземленным «заработком» -- криминалом. И очень преуспели в этом.

Мукачевские «братки» облагали данью все, что приносило прибыль

В начале 90-х Мукачево превратилось в один из самых криминальных городов в Украине. Возникшие здесь 5--6 группировок общей численностью около 200 человек начали выяснять между собой отношения, часто заканчивающиеся перестрелками, подрывами автомобилей м заказными убийствами. В конце концов сферы влияния в городе были разделены, и «братва», объединив усилия, бросилась покорять остатки области. Под контролем мукачевских группировок оказались соседние райцентры и Ужгород, где данью облагалось все, что могло приносить хоть какую-либо прибыль. Возражавшие против «чужоземной» экспансии местные группировки либо признавали верховенство Мукачева, либо ставились на место посредством бейсбольных бит и пистолетов. Вскоре небольшое Закарпатье оказалось неспособно удовлетворять все возрастающие аппетиты «братвы», и она хлынула в соседние Словакию, Венгрию, Чехию. Привыкшая бороться с преступностью резиновыми дубинками и слезоточивым газом тамошняя полиция оказалась совершенно неподготовленной к встрече с украинскими «братками». Венгерская полиция, составившая карту преступности мира, на территории СНГ обозначила лишь три крупных криминальных центра -- многомиллионные Москву, Киев и не насчитывающее и ста тысяч населения Мукачево.

То же, что творилось в это время в самом городе, сравнимо разве с военным положением. С наступлением темноты в Мукачево будто наступал комендантский час. Горожане закрывали двери и старались не выходить на улицу, где царили разбои, грабежи, рэкет. Правоохранительные структуры, не ожидавшие такого всплеска преступности, были застигнуты врасплох и лишь молча наблюдали, как бандиты устанавливают в городе свои порядки. Почувствовавшая превосходство и безнаказанность «братва» теперь без зазрения совести избивала милицейских и прокурорских работникам и жгла автомобили судей. Демонстрируя, кто в городе истинный хозяин, бритоголовые могли остановиться на центральном перекрестке и, не обращая внимания на движение, устроить на капотах «Мерседесов» вечеринку с водкой и икрой. В городе правили бал террор и коррупция.

Серьезный бизнес на продуктах, спиртных напитках и российском сырье приносил Геше десятки миллионов долларов, поэтому в доходах от грабежей или рэкета он не нуждался. Но, оставаясь в стороне от произвола, Геша, тем не менее, контролировал его. Огромный капитал и созданная структура обеспечили Геше небывалое влияние в регионе, а частые бизнес-поездки за границу сблизили его с крупнейшими «авторитетами» СНГ. Геша был в прекрасных отношениях с лидером мощнейшей в Евразии солнцевской группировки Михасем, братьями Авериными, Севой и многими другими. В случае возникновения каких-либо недоразумений на территории Закарпатья или приграничных областей соседних стран украинские, российские, грузинские, азербайджанские «авторитеты» просили уладить спорные вопросы именно Гешу. Он оказался на такой высоте, которая даже не снилась его землякам. Местным бандитам не оставалось иного выхода, как признать превосходство Геши и сделать его своим «авторитетом».

Геша был едва ли не единственным «авторитетом» в Украине, не отсидевшим в тюрьме ни дня

Фактически, по меркам Союза, Михаил Токарь не имел оснований подняться на столь высокий уровень в криминальном мире, ведь он ни разу не был судим. Куда больше возможностей возглавить местную «братву» имели другие «авторитеты» -- тот же, к примеру, неоднократно упоминаемый «ФАКТАМИ» Кобыла, отсидевший в тюрьме более десяти лет. Однако крушение Советского Союза повлекло за собой и развал воровских понятий. Старая система, предписывающая строгую последовательность в движении по воровской иерархии и запрещающая «авторитетам» заниматься бизнесом или входить в контакт с правоохранителями, изжила себя. Новые времена требовали более гибких лидеров. Одним из них и стал бывший колхозный водитель Миша Токарь, который, разговаривал даже с самыми крутыми «авторитетами» СНГ на диалекте родного села. При этом, чтобы подняться на такую высоту, Геше не понадобилось ни единой разборки и даже намека на насилие -- он продвинулся благодаря же способностям: умению находить общий язык между сторонами, казалось бы, в безнадежных ситуациях и предложить выход, устраивающий даже непримиримых врагов. В первой половине 90-х Геша стал влиятельнейшей личностью Мукачева и окрестностей. Решать вопросы, связанные с несанкционированными «наездами» «братвы» или с угонами автомобилей, к нему обращались бизнесмены, а иногда и правоохранительные чины.

Коренной перелом в криминальной обстановке Мукачева наступил лишь в 1994--1995 годах, когда горотдел милиции возглавил подполковник Иван Клим. Заменив значительную часть личного состава, новый начальник взялся наводить в городе порядок предельно жесткими методами. Он мог нагрянуть на «сходняк» в сопровождении бойцов «Беркута», сложить «бритых» штабелями на асфальт, закрывал их на несколько суток в горотдел и разговаривал на понятном им языке. Через полтора года значительная часть группировок была обезврежена или вытеснена за пределы города, и Мукачево стало спокойным провинциальным городком.

Зная о влиянии Геши на криминальный мир, силовики в это время устроили на него настоящую охоту. Бывали дни, когда дома у Геши один за одним проводили обыски милиция, прокуратура и СБУ. Однако Геша чувствовал себя настолько уверенно, что мог заявить правоохранителям: «Зачем каждый раз приходить ко мне домой и пугать родных? Возникнет нужда -- просто позвоните, и я сам приду куда надо». Старания милиции «повязать» Токаря оказались тщетными -- улик против него найти не удалось. Геша был едва ли не единственным «авторитетом» в Украине (и, впоне вероятно, далеко за ее пределами), который ни разу не находился под следствием и не отсидел в тюрьме ни единого дня.

Токарь стоял за образованием многих мощных коммерческмх структур Закарпатья

Во второй половине 90-х теневые ниши в украинской экономике постепенно прикрываются, и Геша начинает легализировать свои капиталы. Он вкладывает средства через доверенных лиц в прибыльные местные предприятия и стоит за образованием многих мощных коммерческих структур. Теперь Токарь сам заинтересован в отсутствии на Закарпатье произвола, мешающего нормальному функционированию бизнеса. Кроме того, видя на примере Мукачева эффективность действий милиции, он прекрасно понимает бесперспективность войны со столь мощной государственной структурой и ищет с ней точки соприкосновения. В восстановлении спокойствия в регионе Геша действовал практически в том же направлении, что и правоохранительные органы, правда, иными методами. В 1995 году он собственными силами изгоняет из Закарпатья мощную чеченскую группировку, пытавшуюся взять область под свой контроль, а затем начинает прибирать к рукам и «домашних» беспредельщиков. В Мукачево Михаил Токарь из своего кармана «подкармливает» подрастающую криминальную молодежь, чтобы та не занималась разбоем и грабежами, а в случае необходимости действует и жесткими методами.

Одна из бизнесовых разборок Геши произошла в Ужгороде. В центре ее внимания оказался будущий организатор убийства Михаила Токаря Евгений Игнаткин, известный по кличкам Палыч и Женя Донецкий. В 1995 году Палыч отважился «угнать» несколько чужих камионов с водкой, после чего предложил ее хозяину уладить конфликт в качестве посредника. Гешины люди избили его, заставили вернуть водку, уплатить штраф и выгнали из Закарпатья. Подобных случаев жесткого пресечения попыток поломать отлаженную систему бизнеса было немало, и понятно, какую реакцию они вызывали у «беспредельщиков». Однако о том, чтобы пойти против Геши, никто даже думать не смел.

Зная об огромном влиянии Геши в регионе, к нему обращались с просьбами не только «акулы» местного бизнеса, но и простые люди, даже из соседних областей. И, следует отметить, денег на благотворительность Геша не жалел. На его средства в Куштановице построили большую церковь, заасфальтировали дорогу, провели газ. В Мукачево Геша основал клуб греко-римской борьбы, где бесплатно занимаются около 200 детей, финансировал издание литературы. Поэтому, когда на выборах в областной совет в марте 1998 году он занял по Мукачеву второе место, опередив многих именитых горожан, это никого не удивило.

В составе облсовета Геша вошел в комиссию по вопросам экономики, которая интересовала его больше всего. Он аккуратно посещал сессии, однако, считая себя человеком действия, а не слова, не рвался к трибуне, а спокойно сидел в зале. Планы каким-либо образом использовать депутатский статус у Геши, вероятно, были, но реализовать их он не успел…

Пытаясь отыскать следы убийц Геши, правоохранители буквально перевернули Мукачево верх дном. А через месяц киллеры и их сообщники, за исключением Игнаткина, были арестованы. Ими оказались обыкновенные «отморозки», с которыми даже не расчитались за исполненный «заказ».

Следствие по делу было уже завершено, когда в Праге на конспиративной квартире арестовали Евгенияй Игнаткина, имевшего к тому времени репутацию украинского киллера N1 (»ФАКТЫ» подробно писали об Игнаткине в январе этого года). Несмотря на его арест, суд над киллерами переносить не стали, и в феврале они были приговорены к 15 годам лишения свободы каждый.

Арестованный Игнаткин будет передан украинской стороне. Суд над ним и должен выяснить истинные мотивы убийства. По одной из версий, заказчиком убийства был сам Игнаткин, которому Геша не позволил вольготно жить на Закарпатье. Однако ей доверяют не все -- слишком несоразмерной Геше личностью был работавший «под заказ» киллер, чтобы отважиться на его убийство. Многие считают, что более вероятной причиной убийства Михаила Токаря могло стать столкновение экономических интересов.

Гибель Геши не могла не отразиться самым кардинальным образом на криминальной картине Закарпатья. И правоохранители, у которых Геша благодаря своей деятельности в последние годы вызывал скрытое уважение, и «братва» едины во мнении, что подобной личности в регионе больше не будет. На его месте, правда, вырисовывалась новая фигура -- школьный товарищ Геши, ранее судимый «авторитет» по кличке Блюк. Однако он сам заявил, что не считает себя достойным заменить своего предшественника. Да и, преследуемый правоохранителями, основную часть времени Блюк вынужден проводить не в Закарпатье, а за границей. Его примеру последовали многие «братки» мукачевской группировки, которые занимаются своим «ремеслом» в Словакии, Чехии, Венгрии… А тот, кто поумнее, постепенно легализирует капиталы дома, претендуя в будущем на место закарпатских и украинских Рокфеллеров.

ФСБ-СБУ

«Санта Клаус» из ФСО Лопырев спрятал миллионы в носках

«Санта Клаус» из ФСО Лопырев спрятал миллионы в носках

В Нацгвардии рассказали о нехватке денег для перевода бойцов ОМОН и СОБР на военную службу

В Нацгвардии рассказали о нехватке денег для перевода бойцов ОМОН и СОБР на военную службу

Чем закончится дело «шпиона Наливайченко»?

Чем закончится дело «шпиона Наливайченко»?

Стало известно содержание закрытого допроса генерала ФСБ Феоктистова

Стало известно содержание закрытого допроса генерала ФСБ Феоктистова

Вимм-билль-не дамм от Якобашвили

Вимм-билль-не дамм от Якобашвили

CURRENT EVENTS

Судья после ДТП скрутил госномер на авто и заменил на новый

  • 18.11.2017 10:09

Зеновий Холоднюк - вор и его команда

  • 11.11.2017 11:13

Три проблемы российских судов. Зорькин, Лебедев, Иванов

  • 05.11.2017 19:12