Четверг, 21 Март 2019 14:38

Сними маску "Фейк" я тебя знаю

Известный петербургский юрист Александр Чангли, считает, что новый закон о "фейках" коснется каждого гражданина России.

19 марта президент России подписал пакет "законодательных инициатив Клишаса". Речь идет о двух "законах", каждый из которого существенно ограничивает информацию в интернете и позволяет призвать к ответственности не только СМИ, юридические лица, но и простых граждан. В ситуации разбирался корреспондент The Moscow Post.

За несколько недель чуждое русскому уху слово сочетание "фейк ньюз" плотно поселилось в нашем лексиконе. О значении этого знает даже человек далекий от английского языка, политика и новостей. А все благодаря законодательным инициативам члена Совета Федерации – Андрея Клишаса.

По большому счету речь идет о двух инициативах – так называемых "фейк ньюз" и "оскорбление власти". Фейк ньюз с английского можно перевести как обманные или недостоверные новости. И что понимать под недостоверными новостями не могут понять даже опытные юристы, и формулировки закона ясности в это не вносят.

Почему этот закон нельзя применять в его нынешней формулировке, корреспондент The Moscow Post побеседовал с Александром Чангли – адвокатом, кандидатом экономических наук, общественным представителем Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Санкт-Петербурге, сопредседателем АНО "Центр общественных процедур "Бизнес против коррупции" в Санкт-Петербурге".

Фейк или мнение?

- Александр Игоревич, скажите, пожалуйста, вы как юрист в чем видите проблему правоприменения закона о "фейковых новостях".

- К сожалению нормы закона о "фейковых новостях" сформулированы таким образом, что многие сообщения, которые носят неоднозначный или дискуссионный характер могут быть признаны так называемыми "фейк ньюз". Возникает вопрос, кто и как будет признавать их достоверными или не достоверными? Судя по тому, как сформулирована данная статья, это будут генеральный прокуратур и его помощники.

- В законе нет формулировок, что такое "недостоверная информация"?

- С формулировками в приятном варианте все очень плохо. Многие из них носят оценочный характер. Фактически они сформулированы таким образом, что каждый раз все можно толковать по-разному. Нет определенных критериев, что такое "недостоверная информация", "общественно значимая информация". Отсутствуют четкие и понятные критерии что такое "достоверная" или "недостоверная" информация. Практически любая информация может быть признана общественно значимой. Получается, что решение остается за генпрокурором и его заместителями, которые и будут принимать решение. Они же в свою очередь каждый раз могут трактовать по-разному.

- Но есть же какие-то ограничения? В законе как-то описывается ситуации, когда информация может навредить.

- Да, это описано в законе, Но здесь возникает много вопросов. Например, формулировка: "создание угрозы массового нарушения общественного порядка или общественной безопасности". Это оценочная категория, и это дает возможность правоприменителям действовать по своему усмотрению. Это не всегда хорошо. Закон не должен вызывать неоднозначных трактовок. Также в законе значиться, "создание угрозы помех функционирования транспортных, инфраструктурных, кредитных организаций…" и так далее. Получается, что с принятием этого закона, новость о том, что какой-то условный банк находится под угрозой банкротства, может быть принята за "фейк" и информация тут же заблокирована. Поскольку можно расценить эту новость как угрозу функционирования кредитной организации.

По сути, получается, что если мы просто выражаем критику какого-то конкретного чиновника или органа государственной власти, то Генеральная прокуратура может просто решить, что это недостоверная информация. И вот закон, в той формулировке, в которой он сейчас принят, ясности в эту ситуацию не вносит.

Адвокат, кандидат экономических наук Александр Чангли

- Но борьба с разного рода "плохой" информацией была и раньше, после ужесточения закона о СМИ. Что принципиально изменилось?

- В законе серьезно увеличен объем информации, которая может повлечь внесудебную блокировку информационного ресурса. Если раньше это касалось в основном, экстремистских материалов, то сейчас, возможно заблокировать информацию, которая просто вызывает споры, и по мнению правоприменителя может нести какую-либо угрозу. Некоторое исключение сделано только для сетевых изданий. В них не сразу будут блокировать, а дадут сутки, чтобы удалить информацию самостоятельно. Если – за сутки материал не удалят, Роскомнадзор заблокирует информацию. Получается, что все остальные медиа в сети интернет могут быть заблокированы без предварительного предупреждения.

- Теперь можно "закрыть" сетевое издание быстрее. Но ведь и раньше с этим справлялись. Почему, по-вашему, этот закон появился именно сейчас?

- На мой взгляд, закон, который позволяет удалить практически любую негативную информацию может быть применен в первую очередь накануне выборов, которые в этом году должны пройти в ряде регионов. Это эффективный инструмент для того чтобы удалить любые критические материалы, которые могут быть расценены как недостоверные. На мой взгляд, этот подход конфликтует с таким понятиями как свобода слова и свобода информации. Под понятие "недостоверная" мы можем подвести практически любую новость, информацию или позицию, которая несет "альтернативную" точку зрения.

- Все это время мы говорим про СМИ. Простые граждане могут спать спокойно?

- Увы, нет. Закон о "фейк ньюс" распространяется на всю информацию, размещенную в сети интернет. Таким образом, под действия закона попадают не только СМИ и юридические лица, но и простые граждане. Не очень понятно, как будет решаться вопрос чисто технически. К сожалению, из практики мы часто сталкиваемся с ситуацией, что при предписании о блокировке конкретной информации, может быть заблокирован весь ресурс. Значит ли, что теперь есть угроза, что социальные сети и другие площадки могут быть заблокированы из-за "недостоверного" сообщения пользователя? Сказать сложно. Этот вопрос остается на стороне правоприменителей и тех, кто технически осуществляет блокировки. Вопрос в том, как это будет реализовано Роскомнадзором.

Если подводить итог, то я бы сказал, что данный закон существенно ограничивает свободу средств массовой информации. Кроме этого наличие в законе формулировок, которые могут быть по-разному истолкованы, дает возможность злоупотребить этим правом.

Источник

ФСБ-СБУ

Активы на 380 млн рублей конфисковали у экс-полковника ФСБ по делу Захарченко

Активы на 380 млн рублей конфисковали у экс-полковника ФСБ по делу Захарченко

Генералов разжаловали в заключенные

Генералов разжаловали в заключенные

Обвиняемые в пытках и убийстве силовики из ингушского центра «Э» получили сроки от 3 до 10 лет

Обвиняемые в пытках и убийстве силовики из ингушского центра «Э» получили сроки от 3 до 10 лет

Будущий спецсубъект Дрыманов "ходит лошадью" против ФСБ

Будущий спецсубъект Дрыманов "ходит лошадью" против ФСБ

Вопрос министру Колокольцеву. Кем был и остался полковник Руслан Кондрашов (Нурлан Кабдрашов) в ямальском главке МВД?

Вопрос министру Колокольцеву. Кем был и остался полковник Руслан Кондрашов (Нурлан Кабдрашов) в ямальском главке МВД?

CURRENT EVENTS

«Суд кенгуру» в исполнении киевских «законников» Таргоний, Журбы и Приходько

  • 20.03.2019 13:49

Судья Федулеева Юлия санкционировала наезд правоохранителей на крупное одесское предприятие

  • 01.02.2019 19:28

Преступная «магия» Дарницкого суда

  • 17.01.2019 16:02