Суббота, 15 Июнь 2019 19:26

«Граждане не желают видеть в любимом сквере храм РПЦ от мужа гражданки Великобритании, владельца лондонского особняка Игоря Алтушкина»

«Почему протесты в Екатеринбурге могут возобновиться, - объясняет публицист Фёдор Крашенинников.

- Защитники сквера добились лишь тактической победы: власти и церковь вновь обсуждают строительство храма на том же месте. После того, как инициаторы строительства храма на месте сквера в Екатеринбурге убрали поставленный ими забор и тем самым остановили подготовку к началу стройки, многие наблюдатели в Екатеринбурге и за его пределами решили, что одержана окончательная победа гражданского общества, и после опроса ВЦИОМ и слов Путина судьба церкви в сквере решена. На самом деле, победа если и достигнута, то тактическая. Никаких однозначных шагов к завершению всей истории власть делать не торопится, а по некоторым сведениям, и вовсе планирует в обозримом будущем начать стройку на облюбованном месте.

Муниципальная трагедия

Екатеринбургская история борьбы горожан за сохранение сквера отразила в себе многие проблемы современной России, но прежде всего, невероятно низкий авторитет региональной и муниципальной власти и полную неспособность её представителей общаться с обществом. Причем не только до и в процессе принятия решения, приведшего к протестам, но и сейчас, когда уже можно было сделать выводы. Тем не менее, городские власти не могут или не хотят поставить точку в вопросе, вызвавшем столь громкий скандал.

Корень конфликта том, что вопрос, полностью находящийся в компетенции местного самоуправления, не может быть решен им и превращается в политическую проблему. В процессе свёртывания демократии вообще и фактического уничтожения местного самоуправления в частности, муниципальная власть окончательно превратилась в маловажный подотдел при губернаторской канцелярии. В этом качестве мэрия дежурно проштамповала все документы по поводу строительства храма на месте сквера и проявила невероятную прыть и упрямство, юридически оформляя возмутившее горожан решение. То решение, которое на практике принимали совсем другие силы, юридически не имеющие отношения к этим вопросам - спонсоры строительства, церковь, губернатор. Те, кому захотелось построить помпезный храм в самом лучшем месте города.

Алтушкин, Козицын, олигархи, Куйвашев, УГМК, РМК, храм, сквер, скандал, протест, общественность, противостояние, Высокинский, мэр, безвластие

Истории с храмом 9 лет, сквер уже третья вызывающая протесты локация, но только после майских протестов и замечания президента городская власть объявила о намерении сделать то, что можно и нужно было сделать еще 9 лет назад - поинтересоваться мнением горожан. Впрочем, чем больше времени проходит после сноса забора, тем сильнее ощущение, что власть и на этот раз не собирается их слушать.

Трактовка слов президента

Из сказанных Путиным о ситуации в Екатеринбурге слов можно сделать совершенно разные выводы. Например, можно понять их и как призыв организовать такой опрос, чтоб на нём победил храм, так и послушать людей, чтобы в итоге получить повод все-таки застроить сквер. Кому-то такое толкование покажется странным, но с точки зрения ситуации в стране оно достаточно логичное. Например, когда Путин говорит о честных выборах в Госдуму, всем чиновникам очевидно, какая партия должна победить. С учетом показной религиозности Путина, его симпатии в екатеринбургском конфликте вполне ясны.

Поэтому нерешительное поведение властей в Екатеринбурге объяснимо. Вопреки новостям о всё новых и новых встречах власти с горожанами, никаких юридически значимых решений об отмене строительства в сквере так и не принято.

Почему это происходит? Вариантов всего два: или власти просто не могут придумать способ закрыть проблему так, чтобы при этом и они, и церковь не выглядели делающими уступку протестующим, или же они цинично тянут время, чтоб вернуться на прежние позиции, а весь вынужденный диалог с обществом - забалтывание проблемы.

Есть и ещё одна трудность - отсутствие в городе и области авторитетного и уважаемого всеми человека с достаточными полномочиями, который мог бы поставить в конфликте точку и «продавить» компромисс, то есть принудить хоть к каким-то уступкам и власть, и церковь, и недовольных.

Между прочим, сделать это довольно просто - достаточно с такой же решимостью и прытью, которые органы муниципальной власти проявили при продавливании решения о храме, заставить их юридически оформить отказ от строительства церкви в сквере или где-либо ещё в весьма компактной центральной части Екатеринбурга. При этом надо договориться об уступке с церковью и объяснить горожанам, что взволновавший их вопрос уже решён, без длинных и сложных церемоний. Потом можно сколько угодно искать новое место и никуда не спешить.

Но такого человека у власти нет, как нет и готовности общаться с реальными лидерами недовольных, а не с собеседниками, выбранными властью.

Между прочим, и найти переговорщиков в рядах протестующих не так просто: нормальные люди прекрасно понимают, что из представителя протестующих слишком легко превратиться в организатора массовых беспорядков со всеми вытекающими последствиями. Поэтому эффективные переговоры возможны только в частном порядке, а публичные встречи власти и общественности превращаются в бенефис маргиналов и случайных людей, в силу разных причин не боящихся называться лидерами протеста.

В итоге и у власти нет авторитетного переговорщика с полномочиями принять решение, и разговаривать ей особо не с кем в силу указанных выше причин. Отсюда и непонятная, и все более тревожная пауза.

Конец или затишье перед бурей?

Ситуация с протестами разрядилась потому, что было принято решение убрать пресловутый забор. Люди сразу успокоились, и массовые уличные акции прекратились. Губернатор Куйвашев сделал и следующий правильный шаг - заявил о том, что сквер вообще надо исключить из списка мест, которые рассматриваются как локации для будущего строительства.

Но довести эту идею до конца у губернатора не хватило ни влияния, ни упрямства, ни мудрости. Вскоре вице-губернатор Сергей Бидонько заявил, что сквер все-таки надо внести в список обсуждаемых мест. А судя по дальнейшим заявлениям чиновников, они действительно решили не отказываться от обсуждения застройки сквера.

Прийти к компромиссу активно мешает церковь, которая решила продолжать битву за сквер и бросает на это все свои силы и влияние. Если за её решимостью стоят спонсоры строительства, то дела пресловутого сквера совсем плохи.

В итоге городские власти вместо принятия решения устраивают всё новые и новые встречи с общественностью для обсуждения формы и метода опроса мнения граждан. Публичные встречи носят все более хаотичный и бессодержательный характер, и ситуация ещё больше запутывается.

Никакого понимания, каким таким волшебным опросом или референдумом можно и закрыть вопрос со сквером, и найти новое место для церкви, ни у кого нет. После туманных слов Путина про опрос и воодушевления протестовавших так просто соскочить с темы учета мнения горожан тоже никак нельзя, но в современной России опрос, проводимый властью, может кончиться только победой её позиции, иначе система впадет в ступор.

Есть и ещё один нюанс: что будет, если церковь как организация проиграет юридически значимый опрос населения или референдум? Это что же получится, что Россия – не православная страна?

Поэтому голова у власти болит ещё и о том, как бы так провести опрос, чтобы церковь не оказалась в неприятном положении. Церковь со своей стороны снова и снова даёт понять, что единственный способ не проиграть - это строить церковь на месте сквера, демонстративно наплевав на протесты несогласных. Её представители всеми способами намекают, что их устроит только такой опрос, по которому им разрешат уничтожить сквер.

Таким образом, вопреки оптимистичным сообщениям об успехах гражданского диалога в Екатеринбурге ситуация со сквером и храмом вовсе не разрядилась. Православная общественность и ряд влиятельных чиновников считают себя проигравшей стороной и жаждут реванша любой ценой, придумывая планы поставить на место и наказать тех, кто посмел протестовать против церкви.

Горожане же всё острее чувствуют, что чиновники вовсе не пытаются найти выход из положения, а просто тянут время и ищут способ обмануть их и вернуться к застройке сквера.

Следить за быстро меняющейся ситуацией в Екатеринбурге довольно сложно, даже находясь в центре событий, а уж стороннему наблюдателю тем более. Но всем надо быть готовыми к тому, что протесты в Екатеринбурге могут начаться вновь – на том же самом месте, но уже у нового забора», - говорится в тексте Крашенинникова для «Открытых медиа».

kompromatural.ru

ФСБ-СБУ

На руководящую должность в СБУ претендует «настоящий полковник» Бунечко – организатор корпоративов и друг Юзика из «95 квартала»

На руководящую должность в СБУ претендует «настоящий полковник» Бунечко – организатор корпоративов и друг Юзика из «95 квартала»

Вопрос о возбуждении уголовного дела против генерала ФСБ Ткачева «решат на федеральном уровне»

Вопрос о возбуждении уголовного дела против генерала ФСБ Ткачева «решат на федеральном уровне»

ФСБ и СКР против присяжных: зачем из депутата делают киллера?

ФСБ и СКР против присяжных: зачем из депутата делают киллера?

Осиное гнездо в СБУ вскрыто. Названы имена главных дерибанщиков

Осиное гнездо в СБУ вскрыто. Названы имена главных дерибанщиков

Центральный аппарат ФСБ проверяет руководство тюменского МВД. Глава ведомства ушел в отпуск и продает квартиру

Центральный аппарат ФСБ проверяет руководство тюменского МВД. Глава ведомства ушел в отпуск и продает квартиру

CURRENT EVENTS

Окружной админсуд Киева не позволяет Минобороне переводить военных в повара

  • 07.08.2019 13:59

На должность заместителя председателя Высшего антикоррупционного суда Украины претендует недобропорядочный судья

  • 07.05.2019 06:40

«Суд кенгуру» в исполнении киевских «законников» Таргоний, Журбы и Приходько

  • 20.03.2019 13:49