Среда, 07 Август 2019 09:57

Нет леса — нет проблем. Сибирские пожары — лишь прикрытие массовых вырубок леса Избранное

Федеральный центр наконец-то обратил внимание на пожары, охватившие всю Сибирь. Эксперты говорят, что масштабы катастрофы угрожают экологии всей планеты. Медики предрекают самые мрачные последствия от дыма и смога для здоровья людей. И лишь один человек называет всех, кто «распространяет драматичную информацию» о пожарах, «либо невеждами, либо провокаторами». Это Александр Усс, губернатор Красноярского края, где пылает больше всего тайги. Глава региона прямо заявил: тушить огонь не имеет смысла. Может, потому что леса там давно уже нет? Или пожары нужны, чтобы потом заработать на вырубке обгоревших деревьев?

Площадь лесных пожаров в Сибири продолжает расти. Огонь уже уничтожил объемы годовой вырубки в России. Дым от горящей тайги сначала накрыл крупнейшие города Сибири, потом перебрался через Урал и дошел до Татарстана. В социальных сетях начали шутить, что федеральный центр обратит внимание на проблему лишь после того, как дымовое облако доберется до Москвы. Но ветер сменился, дым пошел на восток, уже окутал Монголию и достиг Канады и США.  

пожар9.jpg

пожар6.jpg

пожар7.jpg

пожар3.jpg

По состоянию на 1 августа в Иркутской области огнем охвачено около 677,2 тыс. га, сообщили в региональном правительстве. По данным федеральной Авиалесохраны, в Бурятии и Забайкалье горит еще около 59 тысяч га леса. Больше всего площадь пожаров в Красноярском крае. По информации регионального Лесопожарного центра, 1 августа на территории края было зарегистрировано 119 лесных пожаров, огнем было охвачено 1,091 млн га. С 31 июля площадь возгорания выросла примерно на 30 тысяч га. 

пожар2.jpg

пожар5.jpg

пожар1.jpg

пожар4.jpg

Большинство пожаров никто не тушит, поскольку федеральное законодательство предоставило субъектам самим решать, как поступать с огнем в так называемых «зонах контроля». В 2015 году бывший министр природных ресурсов и экологии России Сергей Донской подписал приказ об изменениях в правилах тушения лесных пожаров. Региональные комиссии по ЧС теперь имеют право самостоятельно принимать решения, насколько экономически целесообразно тушить пожары. Если огонь не угрожает поселениям и предприятиям, а прогнозируемый ущерб ниже затрат на борьбу, на пламя разрешено не обращать внимания. В Красноярском крае в «зоне контроля» находится почти весь горящий лес. Региональная комиссия посчитала, что возможные затраты на тушение на этих землях выше потенциального ущерба, поэтому никто не тушит 93 пожара на площади 1,083 млн га. 

флаги_cBJguSI.jpeg

дюран_mF9Ysk8.jpg

мама.jpg

пожар10.jpg

Причем, если проанализировать данные ИСДМ-Рослесхоз, выясняется, что большинство пожаров были обнаружены, когда пламя охватывало всего пару гектаров леса. Потушить огонь на тот момент было несложно, да и не так уж дорого. А за несколько недель изначально небольшой пожар разрастался в десятки тысяч раз. Так, например, произошло с гигантским пожаром к северу от города Кодинска. Его заметили 11 июля, когда огнем было охвачены 2 га, а к 25 июля площадь возгорания разрослась до 67 тысяч га. 

Красноярская краевая комиссия ЧС регулярно публикует решения о том, где еще не нужно тушить огонь. Первое постановление, что нужно прекратить работы по тушению лесных пожаров, было принято еще 17 июня, когда их общая площадь на территории края не превышала нескольких десятков гектаров. А за один только день 5 июля комиссия решила прекратить тушение 33 пожаров на территории Байкитского, Северо-Енисейского, Тунгусско-Чунского и Эвенкийского лесничеств. Их общая площадь на тот момент составляла 836,91 га. Чиновники и сотрудники МЧС оценили ущерб от гибели этого леса в 4,87 млн рублей — около 5,5 тысяч рублей за гектар. Общие же затраты на борьбу с пожарами комиссия оценила в 139,18 млн рублей. 

Если проанализировать сделки на федеральном сайте торгов, через который выставляют участки леса для рубок, то за сплошную рубку победители платят около 25 тысяч рублей за гектар. Эта цифра почти в пять раз превышает сумму предполагаемого ущерба от пожаров. Почему же красноярские власти не захотели спасать дорогостоящий лес? Самое логичное предположение: поскольку на бумаге деревья там были, а на деле их давно вырубили. 

О том, что пожары служат прикрытием для незаконных вырубок, первой заявила председатель Счетной палаты Красноярского края Татьяна Давыденко. «Там, где не тушат пожары, это кому-то нужно. Значит, нужно скрыть либо воровство леса, либо какую-то еще свою преступную деятельность», — убеждена Давыденко. Причем главный аудитор края заранее предупреждала, что к лету стоит ждать массовых пожаров. «То, что сейчас происходит, — это преступление. Это преступление не против леса, не против наших природных богатств. Это преступление против народа, против нас с вами. До каких пор это будет происходить? Сколько мы можем это уже терпеть? Тем более то, что сейчас происходит, — мы об этом предупреждали еще в декабре, предупреждали правоохранительные органы своими предписаниями, представлениями, аналитическими записками. И ничего. Значит, это кому-то надо», — резюмировала Давыденко в записанном ею видеообращении к жителям Красноярского края. 

Глава Счетной палаты попросила обратить особое внимание на то, как часто в Красноярском крае под инвестиционные проекты выделяют территории, где есть лес. По мнению главного аудитора, это одна из прибыльных схем теневой экономики: «По проектам, должны были построить заводы по переработке, заводы по производству материалов из леса. И при одном условии — сразу выделялся лес для рубки. В Красноярском крае было 14 таких проектов — 3 из них закончились, предприятий нет, а лес вырублен. 11 еще действуют. Но должны были вложить 147 млрд рублей, а вложили 44 млрд руб. При этом предприятия должны были произвести 28 видов продукции, а произвели 7. И то объем производства этой продукции настолько мал, что даже говорить не о чем», — пояснила Давыденко. Это одна из причин, по которым аудитор сделала вывод, что пожарами пытаются скрыть воровство леса. 

Как рассказала глава Счетной палаты в интервью телеведущему Андрею Караулову, проведенная аудиторами проверка показала: чиновники не справляются с лесными пожарами. В прошлом году, по оценкам аудиторов, ущерб составил 4 млрд рублей. «Есть территории, где вообще не тушили. Пытались, но так пытались, что пожар разрастался все больше и больше, и горело, начиная с восьми соток до 15 тысяч га. Который тушили больше месяца», — сообщила Давыденко. После публикации результатов проверки, по словам чиновницы, ей начали угрожать. 

4 июня на сессии красноярского Заксобрания Давыденко зачитала сообщения с угрозами в свой адрес из-за аудита лесной отрасли. А также рассказала, что большинство лесничеств заготавливают лес через подрядчиков, которые вырубают «гектар за рубль», и в итоге бюджет недополучает налоги. Давыденко раскритиковала и торговлю лесом на бирже, запущенную в Красноярском крае при губернаторе Александре Уссе. В 2018 году, по оценкам Счетной палаты, из региона вывезли леса на 48 млрд рублей, из них в Китай на 33 млрд, а бюджет получил всего 1,9 млрд. «Это только то, что показывают в статистике. В теневой экономике более 30%. Треть всей экономики в тени. Масштабы, конечно, катастрофические», — подчеркнула аудитор. В сфере лесного хозяйства возможен сговор, сделала вывод Давыденко. 

В ответ глава правительства Красноярского края Юрий Лапшин обвинил главного аудитора региона «в предвзятости и непрофессионализме». Первый вице-губернатор и глава администрации Усса Сергей Пономаренко выступил не только против главы Счетной палаты, но и против Караулова, опубликовавшего интервью с Давыденко. Пономаренко заявил, что телеведущий якобы вымогал у губернатора края 2,4 млн рублей за то, чтобы беседа о хищениях в лесной отрасли не вышла в эфир. А в конце заседания подконтрольное «Единой России» краевое Заксобрание отправило Давыденко в отставку в связи с утратой доверия. После чего главный аудитор призналась, что опасалась худшего исхода: «Я для себя поняла, что в Красноярском крае честно говорить нельзя, иначе тебя просто-напросто посадят». 

От Давыденко красноярские власти избавились, но, похоже, слишком поздно. После смелых выступлений главного аудитора многие пришли к тем же выводам, что и она. Так, лидер фракции «Патриоты России» в Заксобрании Красноярского края Иван Серебряков последовал совету аудитора обратить внимание на подозрительные инвестпроекты. Депутат решил, что Давыденко была права, и теневая схема действительно работает: «Компании под какой-то инвестиционный проект выделяется участок леса. Еще не поставлено никакое предприятие, никакой комбинат, но в этом месте уже вовсю идет рубка леса». Серебряков не исключил, что лес могли поджечь именно такие «инвесторы»: «Об этом говорят и местные жители. Если наложить на карту места горения, откуда начал распространяться пожар, и местоположение инвестиционных проектов, то они совпадут».

Подозрительными показались Серебрякову и дешевые рубки, о которых говорила Счетная палата. «В Красноярском крае под санитарную рубку попадают 2,5 млн кубометров леса. Это колоссальная цифра. Что в итоге происходит? Заходят, рубят нормальные, живые деревья, а больные остаются. А потом хорошие деревья продаются по одному рублю за кубометр. Сейчас Счетной палатой как раз поднят вопрос по санитарной рубке. Если в результате проверки удастся выявить, что больные деревья остались, а здоровых нет, этим вопросом сразу же заинтересуется прокуратура. Так вот, в местах этой санитарной рубки тоже произошли пожары», — обратил внимание депутат. 

Его столичные коллеги пришли к схожим выводам. «Трудно не поверить мнению защитников леса о том, что лесными пожарами пытаются скрыть незаконные рубки леса! Китайские лесопромышленники в сговоре с российскими чиновниками и черными лесорубами хищнически уничтожают тайгу Сибири и Дальнего Востока, а потом поджигают сучья и кору. Пожар все спишет!» — заявил депутат Госдумы РФ Владимир Поздняков. Глава комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов отметил, что очаги возгорания странным образом совпадают с местами, где до этого фиксировались вырубки «черных лесорубов». «Создается впечатление, что лесные пожары — попытки спрятать последствия вырубок», — считает Бурматов. По словам депутата, версию о поджоге доказывает то, что лес загорался одновременно в нескольких точках, а пожарные обнаруживали аккуратно уложенную древесину вокруг сгоревших деревьев. Причем Бурматов убежден, что местные власти были в курсе ситуации: «Связь есть четкая, мы изучили материалы, которые поступают по линии правоохранительных органов, и информацию от волонтеров. И такое невозможно без ведома местных властей. Не могу представить, что кто-то вывезет несколько сотен лесовозов, ни разу не попав в поле зрения». 

О том, что пожары начинались на вырубленных участках, сообщали в соцсетях и жители страдающих от огня районов. Чтобы проверить эти заявления, журналисты нескольких красноярских телеканалов решили отправиться на места пожаров и составить собственное мнение об их причинах. Корреспондент ТВК побывал на пожарах в Богучанском районе и рассказал об огромных проплешинах от вырубок в тайге, которые увидел с вертолета. А пожарные сообщили журналисту, что не верят в официальную причину возгорания — сухие грозы. «Сухую грозу я здесь не видел ни разу. Человеческий фактор, больше не могу ничего сказать», — намекнул пожарный Сергей Абаев. 

Корреспонденты «Седьмого канала» также отправились в Богучаны, где каждый второй богучанец пожаловался им, что лес поджигают намеренно. По мнению местных жителей, в основном виноваты китайские экспортеры: «Всю тайгу китайцы жгут. Потом выписывают санитарные рубки — и по-дешмански забирают лес». Такого же мнения придерживается богучанская активистка Лариса Марк. По ее словам, у пожаров две причины. Первая — попытки скрыть следы незаконных вырубок. А вторая — в том, что получить под выработку участок нетронутой тайги сложно: «Для того, чтобы взять базу, — это нужно, чтобы был какой-то инвестиционный проект. Так просто тебе никто лес не даст. Когда приходишь в министерство, там говорят: лесов нет. Они все запланированы под инвестиционные проекты. Остались санитарные вырубки и водоохранная зона». Поэтому лес и сжигают, чтобы потом провести на этом месте санитарную вырубку: ведь сгоревший лес тоже можно переработать. 

Эксперт в области пожаротушения Сергей Назаров подтвердил, что масштабные пожары могут принести большую прибыль в будущем. «Поджигается лес, проходит верховой пожар. Сгорают только листья и мелкие сучья, а стволы при этом остаются практически нетронутыми. Но лес уже перестает быть лесом. Его все равно нужно вырубать, потому что самостоятельно он уже не воспроизведется. То есть после пожара его «совершенно законно» можно пускать на вырубку. Поскольку техническая древесина при этом остается целой, она спокойно вырубается и перерабатывается», — рассказал Назаров. Поэтому он считает, что пожары нужны, чтобы не скрыть вырубки, а получить огромный доход после них. 

Если пожары — настолько прибыльное дело, то, может быть, стоит обратить внимание, кто активнее остальных выступает против борьбы с огнем? Один из главных противников пожаротушения — губернатор Красноярского края Александр Усс. 29 июля, когда пламя охватило уже миллион гектаров тайги, глава региона заявил, что тушить тайгу бессмысленно и опасно: «Если у нас зимой холодная погода и возникает метель, никому же не приходит в голову топить айсберги, чтобы у нас было потеплее. Вот нечто похожее, думаю, применительно и к лесным пожарам в зоне контроля. Это обычное природное явление, бороться с которым бессмысленно, а может быть, даже где-то и вредно». 

Ситуацию в крае губернатор оценил как сложную, но не критичную. «Драматичную информацию о пожарах распространяют либо невежды, либо провокаторы», — подчеркнул глава региона. Также Усс заявил, что тушить пожары в зоне контроля экономически нецелесообразно, и сослался на общемировую практику: «В основном это труднодоступная, горимая территория, где пожары происходят ежегодно не только у нас, но и во всем мире. Это такое природное явление. И поскольку это труднодоступная территория у нас, в Канаде, в США, в Мексике, поскольку так получается, что эти пожары тушатся в основном естественным путем — выпадением осадков… Время подлета там, представьте себе, 2–3 часа. И Б200 везет 10 тонн воды, это не решает никаких проблем. И это огромные затраты».

Специалисты не согласились с мнением красноярского губернатора. 1 августа заместитель начальника центра «Антистихия» МЧС России Сергей Абанин заявил, что как раз из-за подобной позиции региональных властей пожары в Сибири и распространились настолько широко. «Площадь пожаров увеличилась из-за отсутствия активных мер по тушению большинства очагов, в том числе на удаленных территориях», — сказал Абанин. Лесные пожары нужно тушить сразу же и не оправдывать бездействие удаленностью территорий, заявил Данияр Сафиуллин, бывший начальник Сибирского центра МЧС, который был упразднен в 2018 году. А исполняющий обязанности руководителя Рослесхоза Михаил Клинов подчеркнул, что «никаких запретов и ограничений на тушение пожаров в зоне контроля не установлено». 

31 июля в Красноярск прилетел Дмитрий Медведев. Председатель правительства провел совещание, на котором заявил, что губернаторы обязаны вести борьбу с пожарами: «Эта работа — компетенция региональных властей. Каждый руководитель субъекта федерации, каждый губернатор должен взять эту ситуацию под личный контроль: не говорить какие-то общие слова или пальцем наверх показывать, а лично заниматься этим вопросом». 

медведев.jpg

Кроме того, Медведев попросил Генпрокуратуру, Следственный комитет и МВД проверить версию о намеренных поджогах лесов «как способе сокрытия незаконной заготовки древесины». Глава СК РФ Александр Бастрыкин сразу же распорядился направить сотрудников центрального аппарата ведомства в регионы, наиболее страдающие от пожара. Одна из задач, поставленных перед следователями, — отработать все возможные версии и установить тех, чьи действия «повлекли большой ущерб для граждан и государства». 

1 августа СК уже возбудил первое дело о халатности в отношении сотрудников министерства лесного хозяйства Красноярского края. По предварительной версии следствия, с 22 марта по 1 августа 2019 года региональные чиновники, чьи фамилии не названы, не приняли мер по ликвидации лесных пожаров, в связи с чем они распространились на значительные территории. Проводятся обыски в министерстве лесного хозяйства края, региональном управлении МЧС России и КГАУ «Лесопожарный центр». 

Красноярцы не стали дожидаться результатов работы следователей и уже сделали собственный вывод, кто виноват. Вечером 1 августа горожане устроили митинг за отставку Александра Усса. Они вспомнили, как губернатор недавно отреагировал на жалобы жителей затопленного наводнением Канска. Когда одна из пострадавших обратилась к Уссу, тот ответил: «Что вы хотите мне сказать? Права мне качнуть? Я тоже вам могу качнуть». Поэтому протестующие пришли под слоганом «Пришли качнуть права». А на плакатах обыгрывались другие скандальные высказывания главы региона: «Тайга — не айсберг, мы не быдло, губернатор не Усс» или «Иметь такого губернатора, как Усс, бессмысленно и даже вредно!» Многие специально приехали на митинг из районов края, чтобы не упустить шанс выразить свое мнение о губернаторе. 

митинг1.jpg

пожар8.jpg

митинг3.jpg

митинг4.jpg

митинг9.jpg

митинг10.jpg

митинг7.jpg

Жители региона не согласны, чтобы их здоровьем рисковали ради «экономической целесообразности». Они не верят, что дым от горящей тайги не опасен для здоровья, что тушить пожары «бессмысленно и даже вредно», и специалисты разделяют их мнение. Так, эксперт «Гринпис России» Григорий Куксин предупредил, что гарь от лесных пожаров может привести к росту смертности от хронических заболеваний «среди пожилого населения, росту прерванных беременностей». Директор Научного информационного центра по профилактике и лечению вирусных инфекций, врач-инфекционист, иммунолог и аллерголог Георгий Викулов сделал еще более мрачный прогноз: «В процессе горения образуются десятки вредных веществ. Когда масштабные пожары, горящие частицы могут вживляться в ткань через дыхательные пути. Это могут быть безвозвратные повреждения с развитием фиброза, пневмосклероза легочной ткани даже у молодых людей». А Евгений Пономарев, старший научный сотрудник Института леса имени Сукачева СО РАН при ФИЦ Красноярского НЦ СО РАН заявил, что ситуацию в Красноярском крае и в Сибири в целом вообще нельзя рассматривать как региональную проблему: «Это проблема даже не федеральная, а в масштабах всей планеты. Это не краю плохо, а всей планете, что у нас выгорают леса!» Горят сибирские леса, «легкие всей Земли», и даже Усс должен понять, что спасать тайгу — вовсе не бессмысленно. 

crimerussia.com

Медиа

ФСБ-СБУ

Полковник ФСБ Черкалин получал от банкиров взятки на Лубянке

Полковник ФСБ Черкалин получал от банкиров взятки на Лубянке

Олег Губанов – мелкий жулик из внешней разведки, или агент ФСБ?

Олег Губанов – мелкий жулик из внешней разведки, или агент ФСБ?

Из дела ФСБ нашелся выход

Из дела ФСБ нашелся выход

На руководящую должность в СБУ претендует «настоящий полковник» Бунечко – организатор корпоративов и друг Юзика из «95 квартала»

На руководящую должность в СБУ претендует «настоящий полковник» Бунечко – организатор корпоративов и друг Юзика из «95 квартала»

Вопрос о возбуждении уголовного дела против генерала ФСБ Ткачева «решат на федеральном уровне»

Вопрос о возбуждении уголовного дела против генерала ФСБ Ткачева «решат на федеральном уровне»

CURRENT EVENTS

Окружной админсуд Киева не позволяет Минобороне переводить военных в повара

  • 07.08.2019 13:59

На должность заместителя председателя Высшего антикоррупционного суда Украины претендует недобропорядочный судья

  • 07.05.2019 06:40

«Суд кенгуру» в исполнении киевских «законников» Таргоний, Журбы и Приходько

  • 20.03.2019 13:49