История одной семьи. Как Анатолий Матиос прячет деньги в карманах жены

  			История одной семьи. Как Анатолий Матиос прячет деньги в карманах жены
624 ПЕРЕГЛЯДІВ

Активы экс-главы ГВП и его супруги могут быть переданы в АРМА

После отставки экс-глава военной прокуратуры Анатолий Матиос выпал из публичной политики. Вместе с бывшим замом главы администрации Порошенко Виталием Ковальчуком он путешествует по Финляндии, посещает форумы в Давосе, продолжает писать достаточно странные посты в Фейсбук и, похоже, завел свой телеграмм-канал.

Будучи главой ГВП Матиос позиционировал себя едва ли не как главный борец со злом, но в итоге ни одно из “громких” дел военной прокуратуры не дошло до финала. Никто не ответил за проваленные расследования Иловайского котла и трагедии в Дебальцево. Не подтвердились обвинения в госизменах ряда политиков и общественных деятелей. Даже Владимир Зеленский в ходе пресс-марафона заявил, что уволит главу СБУ Ивана Баканова, если узнает, что его консультирует Матиос.

Но, похоже, такая “черная метка” не сильно волнует экс-руководителя “военки”. Он не стесняется жить роскошно, менять автомобили и хвастать дорогими часами, ссылаясь на, якобы, легальные заработки жены Ирины Барах, которые отразил в своей декларации.

Но прелесть деклараций в том, что они публичные и их можно сопоставить с другими открытыми данными. И пока у антикоррупционных органов не дошли руки до декларации Матиоса, ее проанализировали “Вести.ua” и выявили коррупционное происхождение капитала бывшего военного прокурора.

Нажито “непосильным трудом”

За время работы в Генеральной прокуратуре Украины Анатолий Матиос получил 5 238 145 грн. зарплаты (в период с 2015 по 2019 год). Как и любой военный, после увольнения, он получил “расчетных” еще на 343,7 тыс. грн. Супруга Матиоса Ирина Барах официально трудоустроена на одном из своих предприятий – ЧП “Полиэкспо”. На нем за тот же период она начислила себе в виде зарплаты около 7,5 млн грн.

На банковских счетах Матиоса и его супруги по состоянию на 20 сентября 2019 года были размещены суммы в разных валютах, эквивалентные 45,4 млн. грн. Плюс наличными семья задекларировала 12,7 млн. грн. То есть после отставки с должности, Матиос задекларировал остаток наличных и безналичных денег, которыми владеет его семья, в размере 58,1 млн. грн. Это более, чем в 4 раза превышает зарплату, которая была начислена обоим супругам начиная с 2015 года.

Более того, с декабря 2018 года, после известного скандала с коррупцией в “Укроборонпроме”, который, как известно “слили” из ГВП, супруга Матиоса Ирина Барах начала вкладывать деньги в государственные облигации (ОВГЗ). Всего она скупила их на 72,2 млн грн – на них прокурорская семья будет получать от государства процентный доход.

  • 21 декабря 2018 года – 870 облигаций на сумму 24,0 млн грн
  • 23 мая 2019 – купила 878 облигаций на сумму 23,1 млн грн
  • 14 августа 2019 года – 1000 облигаций на сумму 25,1 млн грн

История одной семьи. Как Анатолий Матиос прячет деньги в карманах жены - фото 1

Уже в первом квартале 2019 года семья Матиоса получила инвестиционную прибыль от ООО “Инвестиционный капитал Украина” (компания Гонтаревой-Пасенюка) в размере 483 тыс. грн. И такой доход даже был освобожден от уплаты налогов, то есть вся сумма прибыли осталась в семье Матиоса-Барах. Но Матиос не отразил в своей декларации, поданной 23 сентября 2019 года перед увольнением, что его семья владеет 870 облигациями.

Выбор компании Гонтаревой-Пасенюка не случаен. Там, сразу же после увольнения с должности главы Укравтодора, начал работать племянник жены Матиоса – Евгений Барах.  Этот родственник помог Ирине Барах провернуть схему по фактически даровому получению земли в Херсонской области, на которой позже была построена солнечная электростанция “Солар Капитал” с колоссальным льготным тарифом. Созданная Порошенко Нацкомиссия, осуществляющая государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг, установила для “Солар Капитал” тариф в размере 15,03 евроцентов за 1 киловатт в час до конца 2029 года. Поэтому “Солар капитал” при полной выработке электроэнергии получит за год 7,00 миллионов евро, что составит 70 млн. евро до 2030 года. В августе 2019 года, после смены власти, компания была переписана на иностранцев.

Мало того, жена Матиоса, согласно декларации, в 2018 году получила доход от отчуждения корпоративных прав кипрской компании PVK Energy Investment LTD в размере 2,44 млн. грн. При этом в декларации прокурора не указана сумма налога с доходов физических лиц и военного сбора, которые Барах должна была заплатить в украинский бюджет, так как продала она корпоративные права с прибылью. Ведь взнос физического лица Барах Ирины в уставной капитал ООО ЕК “Солар капитал” в 2018 г.  был произведен в размере 500 тыс. грн. То есть при продаже получена инвестиционная прибыль, а налоги она не уплатила.

Простая арифметика демонстрирует, что все эти, казалось бы, баснословные доходы, не покрывают и десятой части накоплений и расходов прокурорской семьи. Где же чета Матиос-Барах взяла 72 млн. гривен на облигации, если супруги за пять лет получили зарплату “на руки” в пределах 10 миллионов?

Семейные схемы

Несмотря на красноречивые заявления о патриотизме и борьбе за правое дело, за период службы Матиос существенно обогатился. И жил он далеко не на зарплату. К примеру, получал деньги с аренды арестованных полувагонов компании “Юнисон Групп”. При этом свои коррупционные доходы Матиос отмывал именно через бизнес жены – о ее “хлебном” бизнесе прокурор не раз рассказывал в прессе.

“Моя вторая жена 25 лет выращивает хлеб. Выращивает, хранит и продает зерно: зерно, сою, на арендованных полях на Херсонщине. У нее 600 работников”, – сообщал журналистам экс-глава военной прокуратуры.

Бизнес жены Матиоса и в самом деле масштабен. Но не так чист, как пытается показать чиновник.

История одной семьи. Как Анатолий Матиос прячет деньги в карманах жены - фото 2

Любопытное предприятие Барах – ООО”АЛ ЮР”. Вскоре после увольнения Матиоса оно меняет собственника – им становится общественная организация “Центр розвитку  сім’ї і батьківства “Мій дім”, которая также принадлежит клану Барах-Матиос. Один из учредителей фонда – Маринчак Юрий Андреевич, который также является руководителем предприятия “АЛ ЮР”. К тому же, фонд и предприятие находятся по одному и тому же адресу. Стоит отметить, что прокурорская семья в 2016 году сделала благотворительный взнос в эту общественную организацию в размере 1,3 млн. грн. Фонд же, в свою очередь, приобрел в 2018 году два легковых автомобиля, которые Матиосу не пришлось отражать в своей декларации.

Также журналисты “Вести.ua” выяснили, что  с 2016 года компания, вторым учредителем которой значился сын известного херсонского таможенника Виталия Булюка Виктор, не значилась  в декларациях прокурора.

В бизнесе у Ирины Барах также не все чисто – максимально применяются схемы для ухода от налогообложения.

Проанализировав декларации, “Вести.ua” не исключают, что под видом беспроцентных займов доверенным людям, семья прокурора вкладывает деньги в собственный бизнес. Так, в 2018 году Ирина одолжила $325 000 (8 млн. грн.) неким Ирине и Дарье Галатовым. А в 2017 году семья Матиосов также заняла 5,85 млн. грн. Елене Галатовой. Если Елена вернула займ, то Ирина и Дарья – нет (по крайней мере в декларации Матиоса речи об этом не идет). Супруг Елены – давний знакомый Барах. Александр Галатов был соучредителем фирмы Барах “Юрина” (ликвидирована в 2012 году). Также он руководил предприятием “СОК Янтар”, учредителем которого было предприятие жены прокурора ООО “Тягинское хлебоприемное предприятие”. В 2014 году предприятие “СОК “Янтар” прекратило свою деятельность, но его правопреемником стала другая фирма жены прокурора – “Ампир”.

Заработки на НДС

Не брезгуют предприятия супруги прокурора и схемами по завышению НДС. Так, до марта 2013 года у нее было предприятие ООО “Астра-Л”. Другое предприятие Барах – “Таврийская перспектива” – передавала “Астар-Л” тысячи тонн зерна лишь по документам, к тому же с отсрочкой платежа, за которую компания “Астра- Л” согласилась платить 25 % годовых (за предоставленный товарный кредит-ред.), хотя  ставка НБУ в тот момент была почти в три раза меньше.

На самом же деле, зерно никуда не перемещалось и находилось на хранении на третьем родственном предприятии – ООО “Тягинское ХПП”. Тем временем, в договорах хранения меняли наименование  предприятия-поклажедателя. К тому же, такого количества зерна зачастую и не было в наличии, так как в дальнейшем покупатель “Астра -Л” по бухгалтерским бумагам возвращал  назад “Таврийской “Перспективе” часть товара (зерна), которое по отчетности числилось у него на остатке. А оставшуюся кредиторскую задолженность перед “Таврийской “Перспективой” предприятие закрывало векселями. То есть долг оставался, только числился уже не за товары, а по векселям.

В результате такой сделки в сельскохозяйственном предприятии “Таврийская Перспектива” возникала прибыль и налоговые обязательства по НДС (в том числе и от  начисленной  суммы по товарному  кредиту). Но сельхозпредприятие не платило в бюджет налог на прибыль, а НДС в тот период такие предприятия платили на свой собственный счет. То есть сумма налога оставалась на предприятии. И такая операция была очень выгодна для его контрагента – родственного предприятия “Астра-Л”. Оно за счет полученного налогового кредита по НДС от сельхозпредприятия уменьшало свои обязательства по НДС по другим сделкам и, к тому же, увеличивало свои валовые расходы на стоимость услуг предоставленного товарного кредита. В результате предприятие “Астра” не платило НДС в бюджет и даже заявляло к возмещению суммы этого налога, а также минимизировало свою прибыль, чтобы не платить налог в бюджет.

В 2013 году правопреемником “Астра Л” стало уже знакомое нам предприятие “Полиэкспо”, которое за период с 2014 года по 29 октября 2019 года получило из бюджета на свой расчетный счет щедрые суммы возмещения НДС – в размере 200,8 млн. грн.

При этом, претензии у налоговой к предприятию Барах возникли еще в апреле 2012 года, когда дореформенная налоговая служба еще называлась Министерством доходов и сборов. Но после смены власти в 2014 году, когда Барах находит себе молодого и влиятельного мужа – “Полиэкспо” чудесным образом выигрывает иск у налоговой, а все претензии к этим схемам снимаются.

При этом “Полиэкспо” в 2017 году даже подало в суд иск на взыскание пени с государства в размере 92,4 тыс. грн. за несвоевременное возмещение НДС в августе 2014 года.  То есть в то время, как произошел Иловайский котел и в Украине ввели военный сбор, а людей вынуждали покупать военные облигации.

Этот иск предприятие Барах, разумеется, выиграло. Аналогичный иск был подан также в 2017 году на взыскание с государства пени в размере 707,9 тыс. грн. за несвоевременное возмещение НДС в октябре 2014 года. И это не полный перечень таких исков…

Как Матиос мыл деньги через фирмы жены

Налоговые схемы Ирины Барах, безусловно, повод для внимания соответствующих контролирующих органов. Но самое интересное в том, что именно через них отмывались коррупционные деньги Матиоса. Супружеская пара “одалживала” наличные деньги на эти предприятия в виде финансовой помощи, а затем получала существенно большие суммы в виде колоссальных дивидендов. Эти суммы значительно превышали прибыль самих предприятий, зачастую декларирующих убытки.

Таким образом, коррупционные доходы Матиоса легализировались через ряд сельскохозяйственных предприятий Барах. Приобретенные на них ОВГЗ, а также недвижимость, автомобили, предметы роскоши и другие активы, могут считаться активами, нажитыми коррупционным путем. Таким образом, они должны быть арестованы и переданы в управление Национальному агентству по вопросам розыска и управления активами.

История одной семьи. Как Анатолий Матиос прячет деньги в карманах жены - фото 3

Предприятия Барах также щедро перечисляли ей финансовую помощь.

Например, Матиос отразил в декларации, что его жена в 2016- 2018 годах получила финансовую помощь от ООО “Ампир” в размере 25,6 млн. грн.

Так, 2 января 2019 года ООО “Ампир” предоставило Барах 7,7 млн грн. финансовой помощи. И этот долг по состоянию на 20 сентября 2019 года прокурорская семья не погасила. Ведь обязательства семьи Матиос в такой же сумме (7,7 млн.) перед фирмой “Ампир” прокурор отразил в декларации перед увольнением. Понятно, что предприятие налоги с этой суммы в бюджет не платило, ведь получение денег отражено как помощь. Но удивляет то, как смогло предприятие предоставить финансовую помощь, при его убыточной деятельности в сумме 13 миллионов гривен и выручке за прошлый год в размере 40 млн. грн. Дать в долг пятую часть выручки – это же прямой путь к банкротству.

И такие финансовые вливания от ООО “Ампир” прокурорская семья получала и в предыдущие годы: в 2016 году – 1,2 млн грн., в 2017 году – 5,6 млн грн., в 2018 году – 11,1 млн грн.

При этом, по балансу компании “Ампир” по состоянию на конец 2018 года общая сумма задолженности перед этим предприятием составляет всего 7 млн. грн. То есть сумма задолженности меньше, чем сумма предоставленной помощи прокурорской семье.

Что это означает? Либо Барах вернула финансовую помощь предприятию (а в декларации Матиоса это не отражено), либо же сама эта помощь была фиктивной – то есть просто чтобы “нарисовать” нужные доходы в декларацию Матиоса.

Это не единственный случай, когда Матиос прогонял свои деньги через предприятия Барах. Как подсчитали “Вести.ua”, предприятия Барах СООО “Таврийская перспектива”, ЧП “Полиэкспо”, ООО “Ампир” суммарно за 4 года выплатили собственнику дивиденды в размере 167,4 млн. грн.

При этом предприятия платили Барах дивиденды, даже несмотря на явно плачевное финансовое состояние. Так, ООО “Ампир” в четвертом квартале 2015 года выплатило Барах дивиденды в размере 22,4 млн. грн., несмотря на то, что по балансу предприятия на конец года значатся убытки с прошлых периодов в размере почти 19 млн. грн. Ко всему, Ирина в 2015 году одолжила предприятию свои 20,5 млн. грн. – те самые, что были выплачены ей как дивиденды.

История одной семьи. Как Анатолий Матиос прячет деньги в карманах жены - фото 4

Что интересно – на начало 2015 года Барах как физлицо владела долей в размере 0,0054% на сумму 1000 грн.  в “Ампире” (остальные части принадлежали ее другим предприятиям-ред.). Несмотря на это, вся сумма чистой прибыли за год, которую предприятие отразило в финансовой отчетности за 2015 год, была выплачена в виде дивидендов именно супруге Матиоса, Ирине Барах.  В 2016 г.  “Ампир” производит ей такие же выплаты в размере 10 млн.грн.

В четвертом квартале 2015 года Барах также получила дивиденды в размере 10 млн. грн. от другого своего предприятия – ЧП “Полиэкспо”, и тоже была собственником этого предприятия в этом году меньше месяца и тоже несмотря на очевидные финансовые проблемы предприятия. Но даже расходы жены на взнос в уставный капитал в размере 5 млн. грн. прокурор Матиос не отразил в своей декларации. Получила Барах дивиденды от “Полиэкспо” в размере 9 млн.  грн. и в четвертом квартале 2016 года. То есть практически вся задекларированная компанией чистая прибыль ушла на выплату дивидендов Барах.

С 2017 года компания Ирины Барах, при дальнейшем росте выручки (414,3 млн. грн.), отразила по отчету убытки. И прекратила выплачивать собственнику дивиденды. Но семье прокурора, чтобы легализовать свои предметы роскоши, необходимо было показывать источник доходов и при этом не платить налоги в бюджет.  Такой палочкой-выручалочкой стало сельскохозяйственное предприятие на едином налоге, которое легко может показать сто миллионов прибыли, ведь от этих сумм налог на прибыль в бюджет платить не нужно.

И уже с 2017 года вместо “Полиэкспо” и “Ампир”, Барах стала получать дивиденды от другой своей компании — СТОВ “Таврийская Перспектива”. Так, за период с 2017 года по 19 сентября 2019 года семья Барах- Матиос получила дивиденды от сельскохозяйственного предприятия “Таврийская Перспектива” в размере 116 млн. грн. К тому же, Матиос в своей декларации указывает, что по состоянию на 20 сентября 2019 года долг предприятия по выплате дивидендов его жене составляет 4,1 млн. грн. То есть за этот период сельскохозяйственное предприятие начислило дивиденды жене прокурора в размере 120,1 млн. грн.

Как потратить “черные” миллионы

Не секрет, что Анатолий Матиос любит роскошную жизнь. Одних часов в его декларациях значится на 2 млн. грн. Взглянув на декларации прокурора, сложно не заметить сложившуюся “семейную традицию” – ежегодно,13 февраля, в день рождения, прокурор получает от супруги в подарок очередные часы по цене равной стоимости престижного автомобиля.

История одной семьи. Как Анатолий Матиос прячет деньги в карманах жены - фото 5

Прокурорская семья владеет целым парком легковых автомобилей. Большинство автомобилей оформлено на предприятия, собственником которых является Ирина Барах.

История одной семьи. Как Анатолий Матиос прячет деньги в карманах жены - фото 6

Ранее согласно декларации, у Матиосов был один единственный Mercedes-Benz G55AMG 2010 года выпуска, который они продали в 2018 году за 999 тыс грн. Уже в мае 2019 года Матиос внес в декларацию покупку Mercedes-Benz G350TD 2013 года выпуска – но за 970 тыс. грн. То есть дешевле, чем продал Мерседес 2010 года.

В последней версии декларации отражено, что Ирина Барах также купила автомобиль BMW Х5 2017 г. выпуска за 1,1 млн. грн. (за 41 762 дол.). Реальная цена минимум авто в два раза больше. Что характерно, в декларации перед увольнением Матиос не отразил эту покупку.

Ездить прокурор предпочитает на элитных Гелендвагенах. Это те самые Гелендвагены, на которых он был неоднократно замечен. К слову, еще в феврале 2019 года Матиос в интервью SKRYPIN.UA признал, что имеет Гелендваген и назвал его “семейным авто”.

Но в сети отметили, что на этом авто он ездил еще как минимум в марте 2018 года. И стоимость такой машины значительно выше, чем он указал в декларации. По аналогичной схеме семья Матиос-Барах оформляет и свою роскошную недвижимость.

Что касается недвижимости, то судя по сюжету ТСН (1+1) они живут в доме, который находится в элитном селе Козин Обуховского района Киевской области. Площадь дома Матиоса 518,6 кв. м и расположен на участке площадью, 3100 кв. м. Как указано в декларации, стоимость дома – 1,82 млн грн.

История одной семьи. Как Анатолий Матиос прячет деньги в карманах жены - фото 7

Дом и земельный участок принадлежит предприятию Барах –  ЧП “Полиэкспо”, у которого она и арендует это имущество. Но в декларации Матиоса не отражены расходы на аренду этой недвижимости. Стоимость аренды такого дома составляет, по словам риелторов, начинаются от 110 тыс. грн. в месяц, то есть за год Матиос-Барах должны были заплатить за аренду 1,32 млн. грн. А в случае безвозмездной аренды жилья даже от своего предприятия, арендатор (то есть жена Матиоса) должен заплатить в бюджет налог с доходов физических лиц и военный сбор с рыночной стоимости аренды (в год 257,4 тыс. грн.). То есть семья главного военного прокурора Матиоса, проживая в арендованном доме пять лет, не заплатила в бюджет 1,3 млн. грн., в том числе и военного сбора 99 тыс.(!).

Также во время работы в СБУ Матиос приобрел несколько земельных участков в Киеве.

Интересная ситуация у Анатолия Матиоса произошла с недвижимостью в Херсоне.

Как уже писали “Вести.ua”, Анатолий Матиос до 3 февраля 2014 года фактически состоял в команде экс-президента Виктора Януковича. В этот день он увольняется, но вовсе не для того, чтобы присоединиться к протестующим.

В разгар расстрелов на Майдане 21 февраля Анатолий Матиос покупал офис в Херсоне. Поступая на службу в ГПУ в 2014 году он указывает, что приобрел этот офис в 2011 году, после увольнения в целях безопасности он вносит изменения и меняет дату приобретения херсонского офиса на реальную.

Но это далеко не вся недвижимость семьи Матиос. Ведь право собственности на огромное количество объектов оформлено на юридические лица, бенефициаром которых является жена прокурора Ирина. К примеру, компания прокурорской семьи “Полиэкспо”, по данным You Control, владеет 46 объектами недвижимости, в основном – квартирами.

Но доходы от сдачи недвижимости в аренду семья Барах-Матиоса также не спешит отображать в декларациях и уплачивать с них налоги. Так, Барах пополнила семейный бюджет на 611666 грн. (согласно декларации прокурора) от сдачи имущества в аренду.

Спасительные правки

Пока “Вести.ua” готовили аналитику по декларациям Матиоса, бывший военный прокурор успел внести в нее правки, по ходу подчищая свою финансовую биографию. Причин может быть две. Либо он готовится занять должность, либо же чувствует, что прежняя версия декларации вызовет вопросы у следователей. Но даже в новой версии есть моменты, которые наверняка заинтересуют НАБУ. Кроме вышеупомянутого BMV Х5, который Ирина Барах купила ниже рыночной цены, Анатолий Матиос указал членами своей семьи кроме жены Ирины дочь Софию, которую ранее не вписывал в свои декларации.

Также в этой последней декларации отражено, что Ирина Барах стала собственником вновь зарегистрированного предприятия ООО “Сонячне обийстя”, с уставным капиталом 100 тыс. грн., а уже в декабре уставный фонд пополнился до 20,22 млн. грн.

Новое предприятие семьи Матиос-Барах за три месяца приобрело дом в Херсоне, а также земельный участок площадью 0,1962 га.

Кроме этого, в декларации уже после увольнения, которую Матиос сдал 3 февраля 2020 года, он задекларировал, что у семьи на расчетных счетах различных банков, в том числе и иностранных в Польше и Чехии, лежит в гривневом эквиваленте 74,5 млн., а еще наличными у бывшего чиновника и его жены хранится сумма в эквиваленте 17,9 млн. грн. То есть всего порядка 92,4 млн. грн.

По сравнению с остатками денег, которые Матиос задекларировал в декларации перед увольнением по состоянию на 20 сентября 2019 года, денег у него прибавилось на 34,3 млн. грн. (с 58,1 млн. грн. до 74,5 млн. грн).

В разделе “Ценные бумаги” Матиос указывает, что в семье отсутствуют объекты для декларирования. Хотя в декларации, поданной в день увольнения отмечалось, что семья владеет облигациями в количестве 1 878 шт. на сумму 48,2 млн. грн. Возможно семья их продала или переоформила на других лиц. Но в этой последней декларации он указал, что в период после увольнения семья получила от АО “Укрсиббанк” процентный доход от операций с государственными ценными бумагами в размере около 600 тыс. грн.

Как видим, реальные доходы тандема Барах-Матиос далеки от тех сумм, которые указаны в декларациях супругов. Тем не менее, расследование по декларации бывшего военного прокурора — это маркер для антикоррупционных органов и тест на зрелость для команды Владимира Зеленского. Пока антикоррупционеры научились ловить только мелкую рыбешку в коррупционном болоте. Но пора приниматься и за морских чертей.

vesti.ua

Связь с редакцией - contact.vse.media@gmail.com